Сноуден: биткоин — это новая форма денег

Бывший сотрудник Агентства национальной безопасности США Эдвард Сноуден (Э.С.) обменялся текстовыми сообщениями со своим юристом Беном Визнером (Б.В.), руководителем проекта ACLU Speech, Privacy and Technology. В результате получилось мини-интервью, в ходе которого Сноуден поделился своим видением блокчейна и его производных — криптовалют.

«Практически невозможно вмешаться»

Э.С. — Вспомните традиционные базы данных, в которых можно изменить любую запись и затем сохранить её. Теперь представьте, что этой записью является ваш банковский баланс. И если кто-то может одним нажатием клавиши изменить его на ноль, это отстой, не так ли?

Дело в том, что когда система разрешает вмешательство и изменение истории нажатием клавиши, у вас не остаётся иного выбора, кроме как доверять огромному числу людей, их знаниям и компетенции. У человечества было не очень много опыта в этом. Так появился блокчейн — попытка создать историю [транзакций], которой нельзя манипулировать.

Наиболее ранняя и известная концепция биткоина рассматривает его как новую форму денег. Однако в последние месяцы усилия разработчиков сконцентрированы на защите транзакций и обеспечении безопасности записей. Таких как медицинские сведения, документы и контракты.

Блокчейны — это сети в которые практически невозможно вмешаться. И в мире полном фейков возможность что-то надёжно закрепить является радикальным развитием.

Нет кнопки «стать злым»

Сноуден уверен, что в конечном итоге блокчейн затруднит несанкционированную слежку за американскими гражданами. Ряд компаний, в том числе IOTA и Microsoft, исследуют способы использования технологии для создания децентрализованных идентификаторов. Люди могут ограничивать доступ к личным данным. Прочная сеть избавит от доверия централизованному учреждению.

Э.С. — В блокчейне нет механизма для вмешательства извне или условной кнопки «стать злым», чтобы быстро совершить противоправное действие. Для любой инвазии требуется глобальный консенсус или как минимум согласие 51% участников сети на поддержку изменений.

Своё мнение у Сноудена и насчёт помощи криптовалют в организации финансовых махинаций.

Э.С. — На самом деле это может навредить преступникам, поскольку полагаться на блокчейн опрометчиво. Весь «цифровой след» сохранится на компьютерах, в которые, как мы узнали в последнее десятилетие, правительственные следователи замечательно умеют проникать».

При этом Эдвард не считает блокчейн спасением от статус-кво цензуры и господства монополий.

Дефицит и вера

Б.В. — Имеет ли биткоин долгосрочную внутреннюю ценность?

Э.С. — Биткоин похож на бумажные деньги. Единственная разница между фиатными деньгами и криптовалютами — это степень доверия. У государственных валют она выше в силу поддержки правительства и опоры на «парней с пушками» (армию, полицию).

Б.В. — Почему золото ценится так высоко, хотя его практическое применение ограниченно?

Э.С. — Просто потому, что люди заключили общественный договор, по условиям которого считают, что оно гораздо более ценное, чем его ощутимая польза.

Б.В. — Что обеспечит стабильность биткоина в ближайшей перспективе?

Э.С. — В первую очередь, ограничение в размере 21 млн монет, своего рода дефицит ресурса. Это порождает конкуренцию, необходимую для добычи оставшихся нескольких миллионов битков. Это ценность сама по себе. Второй и более существенный фактор — доверие к биткоину как средству обмена со стороны всё более широких масс населения. Именно вера в криптовалюту как способ передачи реальной денежной ценности за пределы банковских систем способна выдержать любые испытания. Но это не пустая вера — криптовалюты обеспечены оборудованием на сотни миллионов долларов и расходами на электроэнергию. Конкуренция в майнинге и является движущей силой биткоина.

«Отличная идея, корявая реализация»

Б.В. — Какие конкретные примеры использования криптовалют ты можешь привести?

Э.С. — Предположим Bank of America не хочет проводить платёж для кого-то вроде меня (с 2013 года Сноуден находится в бегах, ему предъявлено обвинение в шпионаже). В условиях традиционной финансовой системы они обладают колоссальным влиянием и я ничего не могу сделать. Если подросток где-нибудь в Венесуэле хочет получить оплату за участие в мероприятии, посвящённом веб-разработке, которое проходило в Париже, ему надо пройти семь кругов ада. Криптоконверсия сделает это возможным. Это ещё не совсем мировые деньги, но уж точно первые свободные.

Б.В. — Чего не хватает криптовалютам?

Э.С. — Существующая парадигма хеширования блокчейнов не очень удачная. При этом пока ничего не слышно об альтернативах. Алгоритм Proof-of-Work наносит ущерб окружающей среде и ведёт к концентрации вычислительных мощностей у наиболее состоятельных майнеров. Proof-of-Stake, в свою очередь, больше похож на раздаточный стол для наиболее богатых держателей монет. Их жадность, по задумке создателей, должна поддерживать работу системы. Впрочем, они обеспечивают безопасность сети, а это пока главное.

Б.В. — Можно ли назвать тебя оптимистом в отношении блокчейнов после того, как они минуют экспериментальную фазу?

Э.С. — А ты как думаешь?

Лучшая аналитика и новости в нашем телеграм-канале!

2 недели назад
Материалы по теме:
Почему криптовалюты не исчезнут и будут расти в долгосрочной перспективе Мнение: Bitcoin повторяет судьбу Amazon на фоне краха Dot-com
Bitcoin Cryptocurrency Биткоин Криптовалюты